Четверг, 01.12.2022, 02:29
Приветствую Вас Гость | RSS

Елена Кадралиева

Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 418

Каталог статей

Главная » Статьи » Книги Медведевой Галины Николаевны

Соловьёвка

МОЁ СЕЛО — МОЯ СОЛОВЬЁВКА

В 30 километрах от стыка трёх границ: Украины, Белоруссии и России, и в 24 километрах от райцентра Климово, на территории России в красивом сухом месте вдали от больших и малых рек при ручьях Сприне, Марковки и Ревушке находится село Соловьёвка. Когда-то красивое село сейчас находится в закате своего величия...

Происхождение названия села связано с несколькими легендами. Первая легенда такая: «...Когда-то, через дремучий лес проходила дорога. На проезжавших по ней торговых людей нападали разбойники, условным сигналом для них был соловьиный свист (трель), издаваемый атаманом, за что и прозван был «соловьём». Вторая легенда связана с криницей первопоселенца — человека по прозвищу Соловей, так и сейчас эту криницу называют «криница Соловья». А по третьей легенде село получило своё название от певчих птиц, которые там обитали.

Cело Соловьевка находилось в 15 верстах от Ропска. По договору 1500 года Соловьёвка перешла от польского в московское правление. Соловьевка в 1500 году не только существовала, но это было местечко со значительным населением. Таким образом, Соловьевка была причислена к селениям дотатарским. Село входило в Топальскую сотню Стародубского полка. Соловьёвка была прикреплена к Ропской волости. В 1679 году село Соловьевка было гетманским имением, в нем действовал храм.

В 1708 году Анна Лищанка, бабка Николая Ханенка, просила гетмана Скоропадского о выдаче ей универсала на пользование селом Соловьёвка. Но ей было отказано.

«...Думаем, что естественнее всего было заботиться о воспитании Николая Ханенко его бабе, вдове Лаврентия Ханенко, которая была жива ещё в 1704 году. Как видно из универсала Мазепы этого года: «просила нас пани Анна Лищанка, Ханенчиха з сыном своим паном Фёдором Ханенком, на тот час сотником козелецким, о ствержене в владение ей сельца Соловьёвки, недалеко Хвастова будучого, по небожчику Лишце, дядьку еи рожоном, ей належного... Упоминаемый здесь Фёдор Ханенко был родной дядя Николая Ханенко, так как он называет последнего «родным братаничем своим...»1

По данным Александра Лазаревского, Соловьевка поселена при гетмане Скоропадском после 1710 года. В 1723 году здесь уже числилось 57 дворов и 26 хат. По переписи 1734 года здесь был храм святого Николая, он же упоминается и в «Алфавитном списке церквей Черниговской епархии» за 1908 год, как храм деревянной постройки 1722 года. 2

При правлении Елизаветы Петровны, Ропская волость была подарена ею своему фавариту Алексею Григорьевичу Разумовскому. После его смерти Ропская волость отошла по наследству его брату гетману Кириллу Григорьевичу Разумовскому.

Кирилл Григорьевич Разумовский поощрил своего лучшего помощника Николая Даниловича Ханенко и отдал ему Соловьёвку. 19 сентября 1751 года Николай Данилович Ханенко, старший канцелярист войсковой канцелярии, генеральный хоружный получил универсал на село Соловьёвку Новоместного уезда Черниговской губернии. Но после его смерти в 1760 году Соловьёвка вновь перешла во владение к графу Кириллу Григорьевичу Разумовскому.

В 1763 году в переписи населения, производимым графом Румянцевым, указано, что в селе Соловьёвке насчитывалось 69 дворов, 10 пустых дворов, 2 хаты бобылей, 2 пустых хаты.

По переписи 1767 года при храме была школа, два священника, у одного из них двор, пахатная земля, огород, засеваемый коноплей, сенокос на 70 возов сена. В приходе было довольно значительное по тем временам число прихожан. В 1750 году — 1055 человек, в 1810 году – 1093 человек, в 1860 году — 1214 человек.

«...В 1779 году — село Соловьёвка, владение его сиятельства графа Кирилла Григорьевича Разумовского, в 4 верстах от села Куршановичи, и 5 верстах от сёл Крапивное и Шумиловка, в 9 верстах от села Бровничи, на идущей столбовой дороге из Чернигова в Старадуб, принадлежащей графу Разумовскому к Ропской волости, расположена на песчаной земле, окружена пахотными с лесными зарослями полями, имеет колодцы, криницу. В селе есть деревянная церковь, 1 жид, 2 священника, 1 церковник, посполитных (подданнических) дворов — 112, в них хат — 127, бездворных хат — 16. К сему селу много пахотных земель, строевого леса, скудно сенокоса.3

16 сентября 1781 года был образован Новоместный уезд. И в этом же году было образовано Новгород-Северское наместничество, куда вошла Ропская волость. В 1796 году было упразднение административных единиц. Ропская волость вошла в Малороссийскую губернию.

Распределительная запись имений графа Кирилла Григорьевича Разумовского между его сыновьями.

«...Двумя актами 1800 года граф Кирилл Григорьевич Разумовский распределил все свои имения между своими сыновьями: Андреем, Алексеем, Петром, Львом, Григорием и Иваном, и при этом перечислил все свои имения... «Тысяча восьмисотого года, апреля первого дня. Я, нижеподписавшийся объявляю, что из малороссийских моих имений, Ропскую волость, состоящую в поветах Стародубском и Новгород-Северском, о пяти тысячах девятистах тринадцати душах крестьян мужского пола, показанных за мною по последней ревизии, с их семействами и всяким своим имуществом, как то: местечко Ропск, села: Хоромное, Хотеевку, Карповичи, Тимоновичи, Бровничи, Соловьёвку, Крапивное, Старый Ропск, Сачковичи, Лобановку, Буду, деревни: Барановку, она же завод Могилицкий, Оряпковку, слободу Блешню, да хутора: Кириловский, Хандабоковский, он же и завод Приборский, со всеми землями, лесами, угодьями, к тому местечку, хуторам, сёлам и деревням принадлежащим: водяные мельницы, винокуренные и всякого рода другие заводы, все строения со всею движимой наличностью там имеющуюся, не исключая ничего, что в той Ропской волости принадлежало, принадлежит и чем я владею, но всё без изъятия (кроме села Рыкова), уступаю и записываю в личное потомственное владение сыну моему действительному тайному советнику и кавалеру графу Андрею Кирилловичу Разумовскому...»4

В январе 1802 года была упразднена созданная Павлом Первым Малороссийская губерния, которую разделили на прежнюю Черниговскую и новую Полтавскую. В 1803 году умер Кирилл Григорьевич Разумовский и село Соловьёвка перешла во владение к его сыну, Андрею Кирилловичу Разумовскому, который продал Соловьёвку Константину Ипсиланти.

В 1806 году в Россию вместе с семьёй переселился видный греческий аристократ князь Константин Ипсиланти. Дом приобрёл в Киеве, а в Новозыбковском уезде — поместья: Хоромное, Соловьёвку и Кирилловку. Эти поместья унаследовал после смерти его старший сын Александр.

В 1808 году Новоместный уезд был переименован в Новозыбковский, с уездным городом Новозыбков. В документах село Соловьёвка стала указываться: Ропская волость, Новозыбковский уезд, Черниговская губерния. По данным на 1809 год в Соловьёвке числилось 455 душ.

 После смерти Александра Константиновича Ипсиланти все его имения перешли к его брату Дмитрию Константиновичу Ипсиланти. После смерти Дмитрия Ипсиланти всеми имениями распоряжалась его жена, Пелагея. Жила она в селе Хоромном, а в Соловьёвке и Кирилловке держала экономические дворы, где и жили её управляющие.

«...В 1850-е годы Новозыбковский уезд уже делился на III стана. Соловьёвка относилась к Куршановичской волости II стана. По сведениям Центрального Статистического комитета Министерства внутренних дел в 1859 году в селе Соловьёвка — владение Ипсиланти — при реке Трубеж в 48 вёрстах от уездного города было 121 дворов, 604 жителей мужского пола и 611 жителей женского пола, была православная церковь...»5

Дело о ремонте Николаевской церкви в с. Соловьёвке

1815 год / апрель.

Мы нижеподписавшиеся жители повета Новозыбковского протопопии Стародубской жители села Соловьёвки крестьяне Его Светлости Князя Константина.

В Черниговскую духовную консисторию.

Прошение.

Приходская наша села Соловьёвки в разсуде… Ея во всём прочна и крепка, но… фундамент требует починки. Мы с согласия прихожан намерены подвести фундамент каменный.

Просим доброхотных подаяний для Его прописанной церковной надобности. Через два года по приготовлению обратиться с просьбою к архипастырю о даче благословения произвести ту починку, потом учинить определение.

Священник села Соловьёвки: Григорий Прокопович. Староста церковный: Иаким Кузюков.»6

 

«...В Андреевом хуторе (ферма Марковка) — владение Павла Филипповича Рубца — при ручье Марковка в 38 вёрстах от уездного города было 2 двора, 5 жителей мужского пола и 8 жителей женского пола, там же — винокуренный завод...»7

В 1863 году священником в Соловьёвке был Захарий Киселевич, а в 1872 году — Митрофан Пиневич.

Распределение наличных священно — церковно — служителей Черниговской епархии на штатные места, согласно Высочайше утвержденному 17 января 1876 года расписанию приходов и причтов сей епархии:

приход — Соловьево-Куршановичско-Крапивновский, состоящие при приходе церкви — а) Николаевская в селе Соловьевке, б) Благовещенская в селе Куршановичах и в) Михайловская в селе Крапивне. Штатные члены притча – настоятель священник Стефан Пригоровский, помощник священник Андрей Пригоровский, а 2-е место — вакантно; и т. д.; псаломщиков: 1-й Михаил Главинский, 2-й Павел Цитович и 3-й Александр Калиновский, сверхштатный — пономарь с. Соловьевки Иван Киселевич. В 1898 году священником был Стефан Марченко.

На территории Новозыбковского уезда, куда входило большинство населённых пунктов нынешнего Климовского района, в 1897 году было 41 земская школа. Причём 21 земская школа была именного в наших населённых пунктах: Климов, Брахлов, Бровничи, Гет-Буда, Каменский Хутор, Кирилловка, Крапивна, Могилёвцы, Рубежное, Сачковичи, Соловьёвка, Старый Ропск, Сытая Буда, Фоевичи, Чернооково, Чуровичи, Чёлхов, Шумиловка, Хоромное, Куршановичи, Лакомая Буда. Преподаватели этих школ были, в лучшем случае, священники, в большинстве же ими были дьячки, псаломщики, отставные солдаты, крестьяне-самоучки. Преподавание в земских школах велось бесплатно.

«... училище Соловьёвское, Куршановской волости, основанное в 1879 году, помещение в общественном доме, на содержании училища отпускается от земства 280 рублей и от общества 43 рубля. Учащихся: 76 мальчиков, 2 девочки. Учитель Алексей Николаевич Зайцев, имеет звание сельского начального учителя, в служении с 12 февраля 1885 года, жалование — 200 рублей. Законучитель — священник Митрофан Семёнович Пиневич, служит с 1872 года, жалование — 40 рублей. Земли нет, пению обучает местный псаломщик. Хор состоит из 16 человек. С 1887 года при училище открыты воскресные чтения для крестьян и класс для взрослых, в котором обучаются до 40 и более взрослых крестьян...»8

«...училище Соловьёвское, в селе Соловьёвка Куршановичской волости. Основано в 1879 году. Помещение в общественном доме. На содержание училища отпускается от земства 400 рублей и от общества 80 рублей. Учащихся: 51 малик, 10 девочек, около 6 взрослых мужского пола. Учитель Николай Загородний, окончивший Коростышскую учительскую семинарию, в служении с 12 сентября 1898 года. Содержание: 300 рублей. Законоучитель: священник Стефан Марченко с 25 сентября 1898 года. Содержание: 40 рублей. Земли при училище нет. Пению обучает псаломщик. Хор училища состоит из 12 человек...»9

В 1886 году вдова Дмитрия Ипсиланти продаёт своё имение в Соловьёвке. Имение приобрёл польский шляхчич пан Ласкевич. Он был рачительным хозяином. В Соловьёвке остались лишь две экономии, которыми владела Пелагея Ипсиланти: швейная и прядильная. Но и эти экономии она через год продаст княгине Суковкиной из Тульской области.

По данным 1892 года в селе Соловьёвка насчитывалось 335 дворов: 976 мужчин и 1068 женщин. По статистическим данным на 1899 год в селе Соловьёвка Куршановичской волости насчитывалось дворов: на начало XVII века - 83; на конец XVII века - 112; в 1858 году - 121; в 1892 году - 335; в 1896 году - 306, в 1897 году - 315, жителей в 1897 году - 1774.

В 1905 году отставной Поручик Гвардии - Константин Семёнович Липницкий, главный уездный начальник дорог, дал распоряжение Земскому собранию: «Упорядочить три участва дороги из Нового Ропска в Соловьёвку в пределах сметы, которая составляла 893 рубля 43 копейки. Что и было сделано.

В начале 20 века в селе был священник Патруев. А в 1908 году приехал в село священник Иоан Ярошевский. У него было два брата: Александр — священник в Куршановичах, Пётр и сестра.

Батюшка был на торжественном освящении нового храма в селе Шумиловка 12 декабря 1908 года, которая была построена хороменскими плотниками за полгода. Каждая церковь называлась в сёлах в честь престольного праздника. Соловьёвская была названа в честь весеннего Николы. Двор батюшки находился около пруда с мостиком и рядом колодец. Знакомство Кузюкова Григория Марковича и батюшки Иоана перешло в дружбу. В 1909-1910 году стали строить новую церковь.

Новую церковь будут строить хороменские мастера около двух лет. Чтобы закончить строительство, нужны были деньги на покупку леса до сокодвижения и на оплату рабочим. Вот Евсеенко Владимир Иванович — зажиточный крестьянин — выделил 1000 рублей золотом, а взамен отдали ему сенокосные угодья в вечное пользование. Когда закончилось строительство новой церкви, люди в селе любовались, гордились её красотой — большая, высокая, трёх купальная со сверкающими крестами. Один купол был самый высокий, другие чуть ниже, крыша покрашена зелёной краской, стены снаружи были отделаны доской и покрашены в голубой цвет. Входные центральные двери были окрашены в зелёный цвет, другие — в голубой. При входе — кирпичное крылечко в три ступеньки. Внутри церкви были большие иконы. Крылас для певчих выше пола, огорожен, и поднимались туда по пяти деревянным ступенькам. Новое убранство было закуплено для церкви, а старое (ветхое) сожгли в стороне и церковь старую разобрали из-за ветхости. Лучшего перезвона колокола не было во всей округе. Очень красивая и высокая была церковь, обнесена оградой. В праздники и воскресные дни с колокольни звенел колокол, извещая прихожан о службе. Площадь вокруг церкви называли цвинтарь, где собиралось всё население. Свято хранили в семьях все традиции и обряды церковных праздников, которые передавались из поколения в поколение. Особо примечали крестины детей, венчание и слово, данное Богу, не нарушать в семейной жизни.

Церковным хором управлял Николай Стефанович Крушевский. После смерти его сменил сын - Александр Николаевич Крушевский. В этом хоре пели: Рубан Антон Евменович и Позыгун Павел Лукьянович. 3 мая 1907 года Крушевский подарил Рубану Антону Евменовичу книгу «Деяние и послание...»

 

Из воспоминания Евсеенко Владимира Васильевича:

«… Вот как-то раз дед поехал в Климово и встретил двух хороменских плотников. Спросил их: «Какими деньгами расчёт получили?» Когда узнал, что бумажками, то деда чуть удар не хватил. Он понял, что золото осталось в селе, но не знал у кого...»

 

Семья делились на три категории: зажиточные, средне-зажиточные, бедные (не имевшие своей земли). В любой семье сыновья имели право на надел земли, а дочери — нет.Всегда отец, женив сыновей, не разрешал делить землю-матушку, на которой сеяли, сажали, убирали выращенный урожай. Трудились в поте лица своего и лелеяли свою землю, удобряя её навозом.

В Соловьёвке между дорогами: на Каменский Хутор и на Шумиловку, стоял дом пана Ласкевича, бывшеее имение князя Ипсиланти, которому принадлежали: кирпичный завод и спиртовой завод. Наследника пана Ласкевича в начале ХХ века в четырнадцатилетнем возрасте увезли в Польшу.

Из воспоминаний Короткой (Евсеенко) Марии Петровны:

«...Мама, когда ей было шесть лет, пошла вниз по улице, между дорогами на Шумиловку и Каменским хутором стоял барский дом на холме. Когда она вошла во внутрь, то увидела покойника (умерла барыня). Вдруг появилась служанка и вывела её на крылечко и тихо сказала: «Иди, девочка, домой и сюда больше не приходи». Часто с бабушкой моей ходила в церковь, соблюдала посты, в праздники дома не работали и мылись в бане до восхода солнца в чистый четверг. Дед учил сыновей своему ремеслу, а бабушка учила дочь всему, что должна знать молодая девушка. Церковные обряды: венчание, крестины, причастие, строго говели в пост — передавались от деда к сыну (внуку), от матери — к дочери (внучке). Мать видела, когда строилась новая церковь, она в ней и венчалась с отцом...»

Девушка, как верба, где её посадят, там пускает корни и год за годом распускает свои веточки, украшая себя зеленью. Редкое деревце засыхает на корню, даже не укрывшись зелёной пышной листвой. Крестьяне делились по кровным родам: ландари, моксины, носыри, рязанчики, силакины, карповичи, шупики, уроцкие, бойчаковы, семенцовы, еврашкины, мелькины, масюрковы, макарусины, волковы, саратовы, ерушкины, лёксины, лексурины, кирейцовы и т.д. Если девушку выдавали замуж в другой род, то она и её дети будут носить прозвище по родне мужа. В старину особое значение имели: род занятий, неправильно произнесённое слово, даже шутка, имя деда или бабушки — дать прозвище, так как в селе много однофамильцев. Люди, называя по фамилии или имени, не находят нужного человека, но назвав прозвище — каждый назовёт, даже ребёнок, и укажет вам нужного человека.

Из воспоминаний Короткой (Евсеенко) Марии Петровны:

«...Отец любил семейные разговоры, а мы больше слушали. Вот отец вспомнил стариков, которые рассказывали, как возили зерно на спиртовой завод, а потом запечатанные бочонки со спиртом-сырцом возили разом, а мужики хотели выпить и находили способ, не нарушив печать. Однажды на обратном пути остановились, чтобы перекусить и выпить, а тут пан Ласкевич едет, тогда быстро придумали: в миску накрошили хлеба и залили спиртом. Стали звать пана: «Пан, Пан, идите с нами тюрю есть!», но он кивнул головой и проехал мимо. Так же в селе был свой кирпичный завод за Ольховкой, а в посёлке находилось подсобное хозяйство и жили работники. Кирпичный завод работал без перебоя, кирпич был отменный (Соловьёвка) и из него был сделан спиртовой завод, а также кирпич продавали. Днём сырец делали, а ночью обжигали. Пан строго следил за всем, ему помогали управляющие...»

28 июля 1914 года началась первая мировая война. Всё мужское и годное к службе в царской армии население ушло на фронт. В Соловьёвке ранней осенью солдатки собрались в церкви, где батюшка отслужил молебен, освятил икону для солдаток, чтобы скорее окончилась война и вернулись живыми домой их мужья, братья, отцы и сыновья. В ноябре 1914 года в окопах было арестовано много депутатов-большевиков. Они были сосланы. Таким сосланным оказался и Алексей Егорович Бодаев из Орловской губернии. Он был отправлен в Тураханский край. Активное участие в большевисткой пропаганде приняли Хижный Федос и Самосват Артём.

Много горя и слёз принесла война и в Соловьёвку: многие погибли за царя и Отечество, попали в плен - Гладышко Пётр Павлович, вернулись калеками - Медведев Дмитрий Макеевич, награждёнными георгиевскими крестами - Кузюков Григорий Макарович, Евсеенко Захар Сергеевич (двумя орденами), Евсеенко Никита вернулся домой в звании фельдфебеля и др. В царской армии служили: Ташко Игнат Кузьмич, Короткий Роман Романович, Салов Никита Нестерович, Дюндюков Пётр был жандармом и др.

После того как началась война, некоторые жители Соловьёвки вместе с семьями уехали в Сибирь: Самосват Лука Михайлович (1899 г.р.) — в Новосибирскую губернию, братья Кузюковы Александр (1875 г.р.) и Игнатий (1870 г.р.) Захаровичи — в Омскую губернию, с ними же и Салов Устин Нестерович (1886 г.р.), Салов Нестер (1876 г.р.), Дюндюков Дмитрий (1894 г.р.), Салов Прокофий Евтехович (1884 г.р.), Медведев Митрофан Игнатьевич (1886 г.р.).

Наследник управляющего пана Лотковского — владение Андреев хутор, при ручье Марковка — был большим гулякой и картёжником. Чтобы оплатить долг, заложили свои земли в Новозыбковский банк, а сами уехали в Киев, увозя с собой свои пожитки на 24 подводах.

Раньше эти земли принадлежали Борозднам. Но в начале 19 века, в 1815 году, в селе Куршановичи Павел Филиппович Рубец (1792 г. р.) купил 75 душ и винокуренный завод у сестёр Бороздниных: ферму Марковку. В этом же году он женился на Евдокии Ивановне Бороздне (1797 г.р.), которой принадлело часть села Куршановичи (77 душ). Проживали они в селе Куршановичи. С 1831 по 1837 год Павел Филлипович Рубец был Новозыбковским предводителем дворянства. После его смерти село Куршановичи и винокуренный завод в Марковке достался его младшему сыну: Виктору Павловичу Рубцу (1831 -1900 гг). С 1853 года военная корьера Виктора Павловича пошла вверх. Он переехал жить в Санкт-Петербург, где ему досталась должность коменданта Выборгской крепости. На свои имения он поставил управляющих. На ферме Марковка управляющим был пан Андрей Лотковский. Тот построил там свою усадьбу и назвал её Андреевск. В простонародье ферму называли Андреев хутор. После смерти отца (в 1868 г), Виктор Павлович продал ферму Марковку пану Лотковскому.

 В начале 20 века банк объявил продажу земли, чтобы вернуть деньги. Крестьяне, у кого они были, покупали землю — 1 десятина = 1,09 га. Евсеенко Захар Сергеевич купил 6 десятин на посёлке Марочка, где строений от панской усадьбы не было, только остался большой панский сад. Евсеенко Захар Сергеевич, Рубан Терентий Кириллович, Пугачёв Филипп Яковлевич были первыми жителями посёлка Марочка. Во время Первой мировой войны на месте Андреева хутора был создан посёлок Марочка, а в к 30-е годы 20 века посёлок переименовали в посёлок «Революция», по названию созданного колхоза.

Год за годом люди селились: приезжали из других сёл, посёлков. Жители сами давали название посёлкам, улицам в зависимости от природы: лес, речка, ручей или что-где растёт, или продают что-то. В старину девушек учили — ткать, прясть, готовить, угождать во всём мужу и его семье, но не грамоте. Поэтому многие женщины не умели читать и писать, не ходили на сходки. Если срочно нужна подпись — ставили крестик.

На своих наделах земли собирали скудный урожай, своего хлеба хватало только на полгода. Каждый крестьянин трудился на своей земле как мог. Земля делала людей сильными, гордыми, независимыми, развивало в них чувство собственного достоинства. Многие уходили на заработки в другие края, брали с собой старших сыновей. Плотники и столяры имели заработок всегда и везде, даже сыновей учили с детства. Многие имели швейные машинки и были портными, сапожниками.

На крутых поворотах истории село Соловьёвка всегда стихийно, иногда сознательно примыкала к той стороне, где была правда. В 1917 году и в наши края докатилась весть об Октябрьской революции. Активными участниками в установлении Советской власти в Соловьёвке были: Рубан Иван Кириллович и Евсеенко Сергей Тихонович.

В феврале 1918 года кайзеровская Германия нарушила перемирие с молодой Советской республикой. Немецкие войска начали наступление вдоль железной дороги Гомель-Брянск. На защиту поднялись красноармейские и партизанские отряды. Навстречу немцам с Семёновским отрядом выступил Н.А. Щорс. Однако силы были неравные и слабо вооружённому отряду Щорса пришлось отступать к Новозыбкову. В апреле 1918 года было заключено перемирие между правительством РСФР и Украинским гетманским правительством. В это время Щорсу поручили сформировать из партизанских отрядов Первый Украинский советский полк имени Богуна. В марте 1919 года Щорса назначили начальником 1-й Украинской стрелковой дивизии. В сражениях за Житомир, Винницу, Бердичев, Шепетовку, Ровно, Дубно, Проскуров блестяще раскрылся полководческий талант Щорса. В 23 года он стал начальником дивизии, а в 24 — погиб, войдя в плеяду выдающихся героев гражданской войны, прославленных военачальников. Его жизнь оборвала случайная пуля в бою под Коростенем 30 августа 1919 года. Тело героя было похоронено в городе Самаре. В Брянске, Унече, Клинцах Щорсу поставлены памятники. Наши односельчане воевали в Таращанском полку, где командиром был В.Н. Боженко: Жихарь Кузьма, Болотный Кирилл, Салов Тимофей Филиппович, Медведев Василий Лукич, Медведев Митрофан Лукич, Порва Илья Васильевич, Литвинов Филипп Егорович, Мазепа Пётр Васильевич, Саськов Иван Кириллович, Медведев Дамет Леонович. Вернулись домой с пулевыми и сабельными ранами, а многие погибли.

С 11 июня 1919 года по 6 декабря 1926 года село Соловьёвка входила в Новозыбковский уезд Гомельской губернии. В декабре 1927 года, при уточнении государственных республиканских границ, Новозыбковский уезд вышел из состава Гомельской губернии и вошёл в состав Брянской губернии.21

Из воспоминаний Евсеенко Евхимии Марковны:

«...После Революции я и другие женщины ходили с посёлка Марочка за щавлем через посёлок Шуманиха на ближнюю Ропщину, так как близ селений щавля не было. Как-то раз нарвали немного щавля и увидели, что по дороге летит тройка лошадей и остановилась около 3-х больших верб. Из брички вышли двое молодых людей. Один стал отмерять шагами расстояние от верб, а мы, бабы, лежали в траве около молоденьких берёзок, боялись пошевелиться, наблюдали за чужаками. До Революции здесь проходила дорога (тракт) и около этих 3-х верб стоял шинок (перекусочная). В определённом месте он остановился, к нему быстро подошли кучер и напарник с лопатами и стали копать яму. Вынув из её большой чемодан, забрав с собой лопаты и находку, быстро уехали назад. Находку мог искать только сын или доверенные люди хозяина шинка. Один точно знал место находки. Теперь давно нет тех верб, там растёт молодняк от их корней. А щавель рос в березняку крупный и зелёный. Теперь остались одни воспоминания...»

Кончилась гражданская война, настали годы НЕПа.

«... Прежде чем переходить к первым результатам НЕПа и, в первую очередь, в сельском хозяйстве, разрешите привести уважаемого беспартийного старика-крестьянина: «...Пережил я трёх царей: и Александра Освободителя, и Александра Миротворца, и Николая Виноторговца и говорю, что, слава Богу, этих помазанников божьих больше нет. Пока они были, я сидел за печкой с тараканами, ни земли, ни хлеба у меня не было, а теперь гляди, где я сижу — в президиуме Всероссийского съезда. Наше советское хозяйство мы наладим обязательно. Построим мы скромно, честно, чисто, только не забывайте Карла Маркса. Дело это простое: вот у человека две руки, и он обязан одной работать для государства, а другой для себя, и тогда всё пойдёт очень хорошо, благодаря новой экономической политике. При старой развёрстке я сам зарывал в землю хлеб, а теперь всё держу открыто, не боюсь, так как продналог уплатил. Надо крестьянина больше удовлетворять, а он всё даст своему государству...»10

За 1922-24 годы сельскохозяйственная кооперация проявляла свою деятельность в снабжении своих членов семенами, удобрениями, машинами и другими предметами крестьянского обихода, в сбыте сельхозпродуктов, культурно-просветительской работе. В 1925 году увеличился размер посевных площадей, поголовье крупного рогатого скота, овец, коз, свиней, а также кур, гусей, уток и т.д. Крестьяне, купившие землю у Новозыбковского банка, заселяли её сами. Отделившись от родителей, сыновья с семьями переезжали на посёлки. Причём дома ставили по улице, заранее вытянув бумажку с номером (жребий), на которой было указано сторона посёлка — левая или правая.

Так образовались посёлки: Марочка, Ольховка, Вересы, Шуманиха, Моховка, Бабье. В 1926 году на Бабье был один двор, а в 1927 году сюда переехало из Соловьёвки ещё около 20 дворов.

В каждой семье были сыновья, с каждым годом взрослели, отцы женили их, но селили молодых в своём посёлке, чтобы вместе пахать, сеять, убирать, молотить зерновые. Также нужны в работе и женские руки — полоть, жать, ворошить и грести сено, а в доме — варить, ткать, прясть, шить и стирать, да за детьми глядеть. В то время в каждой семье дети помогали родителям с ранних лет. Если в семье росли одни дочери, отец невесты зятя брал к себе в семью примаком, у которого не было своей земли. Многие сватались из других сёл.

Так появились в Соловьёвке фамилии: Хижный, Жоров, Рубан, Зубков. Неверно было бы отрицать наличие в селе этого времени сторонников коллективизации, её подлинных энтузиастов, борцов за колхозы. Они были представлены беднотой и частью — середничеством. Без их активной поддержки ни коллективизация, ни ликвидация кулачества были бы просто невозможны. Но и самый убеждённый сторонник коллективного земледелия не мог понять и принять того разума бюрократического насилия, который ворвался в село зимой 1929-30 годы.

В начале январе 1929 года Семашко Николай Александрович выступил перед делегатами от сёл:

«... Я призываю вас, товарищи, всерьёз подумать над организацией у себя крупного хозяйства — колхоза. Он выведет из нищеты на широкую столбовую социалистическую дорогу...».

По морозу на санях по ухабистым дорогам он побывал в Ропском, Старадубском, Новозыбковском, а в феврале — в Комаричском уездах. Директивы решений ЦК требовали от партийных руководителей поднять на ноги партийные организации, указав им, что дело заготовок является делом всей партии. Что в практической работе в деревне отныне делается ударение на задаче борьбы с кулацкой опасностью. В постановлениях указывали о расширении посевных площадей и создание новых колхозов.

14 января 1929 года по укзу ЦК были ликвидированы губернские административные деления и были созданы области и районы. С этого года Соловьёвка входила в состав Климовского района Брянской области. Но в 1932 году село Соловьёвка уже входило в состав Чуровичского района Орловской области.

В Соловьёвке в 1929 году началась коллективизация. Вначале вступили в сельскохозяйственную артель «Красный май» — 9 хозяйств. Первым председателем был Казоря Фёдор Иванович, потом Ташко Игнат Кузьмич.

В августе 1930 года раскулачивать стали не только кулаков, но и середняков — тех, кто ещё не хотел вступать в колхозы. В районах с 1929 по 1940 годы руководила «Тройка», которая вершила судьбами людей и от их решения зависела жизнь и покой каждой семьи. Прокурор, начальник милиции, секретарь райкома, получив директиву, раскулачить три семьи и, написав решение Сельскому Совету, передали председателю Сельского Совета эту бумагу на подпись. В село приезжал уполномоченный из района. Собиралась «Тройка»: первый — председатель колхоза, второй — уполномоченный из района, а третий сам приходил, так как подхалимов было много и каждый хотел угодить начальству.

Осенью 1930 года в Соловьёвке раскулачили: Пугачёва Тимофея, Самосват Антона (в то время был тяжело болен, потом умер от нервного шока), а жена Арина Васильевна с пятилетней дочерью Проней и годовалым сыном на руках ушла к родителям на посёлок Марочка, Медведева Илью с женой Дарьей и двенадцатилетней Ульяной отправят в Сибирь в вагонах для скота. Дом, имущество и скот заберут в колхоз и землю тоже.

Лишь 26 марта 1932 года вышло постановление ЦК, которое обязывало местные организации не только прекратить принудительное выселение, но и помочь колхозникам в обзаведении личным скотом.

Ковалев Тимофей Петрович

Родился в 1896 г. Черниговская губерния, с. Соловьёвка

Приговорен: 12 декабря 1931 г., обвинение: кулаки (Постановление СНК и ЦИК СССР от 1.02.1930.

Приговор: спецпоселение в Томской обл.

/Источник: УВД Томской обл./

На посёлке Бохан было 13 дворов и два колодца. Бондарь Евсей с семьёй передет на посёлок Бабье. Казоря Терентий Власович, Евсеенко Никита, Медведев Павел Ильич с семьями переедут на посёлок Марочка. В 1933 году Казоря Павел Григорьевич с семьёй уедут в Сибирь, но в 1935 году вернётся в Соловьёвку и жить будет на Крюковке. Пугачёв Никита Тимофеевич переедет в село на Кончанную улицу, с ним же переедет и Салов Гаврила Евтехович и т.д. С 1935 года посёлок перестанет существовать. «Тройка» переедет на Крюковку, Короткий Леон Григорьевич — на посёлок Марочка, но в 1939 году переедет в село на Посерёдок. Место, где находился посёлок, сейчас называют Боханские хвойки.

На посёлке Вересы было два колодца и одна улица, где дома стояли по двум сторонам. Было около 15 дворов. В 1935-37 годах перешли в село на Крюковку: от Самосват Парамона Демидоча до конторы колхозной - одна сторона; на Свисток — 4 двора: 1) Пугачёв Виктор Ефимович с двумя дочерьми; 2) Евсеенко Андрей Ефимович с сыном Семёном и двумя дочерьми; 3) Шрамкова Матрёна Власовна с дочерью Наташей, муж Василий которой погиб на войне; 4) Гладышко Пётр Осипович с сыном Иваном и дочерьми: Марией и Ульяной. На месте посёлка Вересы в наше время остался один колодец. Во время Второй Мировой войны в Вересах был партизанский аэродром.

На посёлке Моховка было три колодца и одна улица, где дома стояли по двум сторонам. Было около 20 дворов. В 1933-36 годах перешли в село на Ревочку и Боровку, на посёлок Марочка переехало 4 двора в 1934 году, в 1947-48 годы в село переехало остальные 5 дворов. Осталось только кладбище (25 могил). Сейчас на месте посёлка вырос хвойный лес, который называют Химкин лес, так как около него жила вдова Хима с детьми.

Посёлок Ольховка, окружённый с двух сторон лесом, а с других двух сторон полем, находился в 0,5 километрах от села. Было 2 колодца и одна улица. Дома стояли по обеим сторонам дороги. В посёлке было 20 дворов. Все жители работали в сельскохозяйственной артели «Красный май».

Посёлок Бабье образовался на поляне среди болота, где была одна дорога, по которой можно было проехать к посёлку. Это место жители называли «штаны». В семьях было по 6-8 человек детей. Многие уезжали в село, кто учиться, но в основном не покидали родителей, а строили дома и жили рядом. Было две улицы, расположенные буквой Г — 37 дворов. В 1930 году образовался колхоз «Старый городок». Председатели: 1) Кузюков Дмитрий Николаевич, 2) Ташков Федос Иванович, 3) Болотный Борис Фёдорович, 4) Чаусов из села Кирилловка. С 1960 года на посёлке будет небольшой магазин. Продавцом будет работать Евсеенко Марфа Дмитриевна.

Посёлок Марочка — это бывшее поместье пана Лотковского — раньше назывался «Андреев хутор» или хутор Марковка. Но люди приезжали сюда с других посёлков, даже из села. С годами дети взрослели и женились, строили дома, заводили хозяйство, расширяя любимый посёлок. Находился от села в трёх километрах, дорога шла среди полей. В 1929 году образовался колхоз «Революция» и первым председателем был Шарпан Александр Михайлович, но его жизнь оборвалась в 1933 году. С 1934 года председателем колхоза будет Болотный Кирилл Иванович. Евсеенко Захара Сергеевича выбрали счетоводом. Его считали хорошим, честным, трудолюбивым, порядочным человеком. Он никогда не повышал голоса на людей, слушая их жалобы спокойно, и давал умные рассудительные решения. Проработал на этой должности до лета 1942 года. Медведев Василий Лукич будет работать старшим животноводом.

В 1933 году из посёлка Шуманиха перевозили дом на волах и по дороге встретили деда, небольшого роста худенького старичка, который поинтересовался куда везут брёвна. Возчики рассказали правду, а дед им говорит: «Стройте дома на колёсах, так как в скором времени посёлков не будет». Все приняли это в шутку, но когда обернулись, то деда не было, словно испарился. Пройдёт 3-4 года и посёлки будут исчезать один за другим, оставляя вместо себя могилы предков, небольшой квадрат леса, колодец. От посёлка Марочка осталось только кладбище.

                                                                                                                           ... продолжение следует...

Категория: Книги Медведевой Галины Николаевны | Добавил: Markizov (27.05.2014)
Просмотров: 2167 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Вход на сайт
Поиск

Copyright MyCorp © 2022
Сайт создан в системе uCoz